На подходе к России

Статьи

На Балтике яхта «Сибирь» покинула борт научно-экспедиционного судна «Академик Трёшников» и своим ходом двинулась к российской границе.

Напомним, что связь с яхтой «Сибирь» была утрачена в тот момент, когда она на научно-экспедиционном судне «Академик Трёшников» шла от уругвайской столицы Монтевидео к берегам экваториальной Бразилии (Форталеза). Планировалось идти оттуда своим ходом на Панамский канал, а за ним продолжить кругосветку в Тихом океане - вдоль западного побережья Центральной и Северной Америк и до «родного» Берингова пролива...
Также напомним, что ещё в проливе Дрейка у «Сибири» появилась тревожная вибрация по корпусу. На станции Беллинсгаузен осмотр яхты изнутри и из-под воды ничего не дал, а вытаскивать её на берег там было невозможно. Между тем, пролив Дрейка раскачали осенние шторма, и идти через него с непредсказуемым двигателем было, как минимум, глупо. Ожидание «оказии» заняло в общей сложности 21 день, но 9 марта «Сибирь» была эвакуирована на научно-экспедиционном судне «Академик Трёшников». Причём ближайшим портом его стоянки было Монтевидео.
Но когда «Академик Трёшников» дошёл до столицы Уругвая, все порты уже были закрыты из-за пандемии коронавируса. В итоге было принято единственно возможное решение: «Сибирь» на научно-экспедиционном судне продолжила путь до России.
Что примечательно, это стало известно не по сообщениям с яхты (связи для ребят там не было), а сугубо по отслеживанию её маршрута на нашем сайте с учётом текущей скорости. А скорость, заметим, была порядка 10 узлов, тогда как рабочий максимум «Сибири» - 7-8 узлов.
И только уже из Европы стали прилетать первые информации от капитана Сергея Щербакова.

Благодарен всем за поддержку, – писал он. – Я тоже считаю, что главную задачу мы выполнили, хотя и с большим трудом (это я теперь понимаю, какой ценой нам Дрейк дался). Много было сомнений, как продолжать экспедицию. «Трёшников» был нашим спасением… Огромная благодарность всем тем людям (перечислять не буду, скажу только, что их немало, и с каждым постараюсь встретиться после возвращения), которые приняли участие в решении наших проблем.

Поначалу хотели идти до первого порта на большой земле, чтобы там отремонтироваться и – вперёд. Потом решили, что Монтевидео тоже вариант, хоть и меняем маршрут, и Южную Америку проходим не по Тихому океану, а через Панаму. Но за счёт Карибского бассейна получалось даже больше стран, которые могли бы охватить нашим проектом. Тем более и Мар-дель-Плата рядом, где осталось много хороших друзей.

Но потом я посчитал расстояние до Панамского канала, и получилось, что от Монтевидео <до него> ещё дальше, чем от Ушуайи, и мы никак не успеваем на север в этом году. Поэтому пришлось активно поработать над продлением договора транспортировки «Сибири» на «Академике Трёшникове» до точки отрыва от Южной Америки…

Кстати, к тому времени была определена уже другая точка сброса яхты. По совету замечательного друга нашей экспедиции, пятикратного парусного кругосветчика и национального героя Бразилии Алейши Белова первоначально выбранная Форталеза была забракована, как порт с высоким уровнем... воровства. И был выбран порт Натал (5°47′42″ ю. ш. 35°12′32″ з. д.), Была даже намечена дата выгрузки - 26 марта 2020 года.
Однако, коронавирус тоже не стоял на месте...

К этому времени закрылись все порты на побережье Южной Америки, как и наша главная тема – общественная дипломатия, – продолжил Сергей Щербаков. – В этих условиях невозможно собираться и общаться с соотечественниками. Поэтому приняли решение переждать пандемию в Салвадоре, у Алейши Белова, который нас так хорошо принимал. Он заверил, что и сейчас разместит, но не сможет помочь в получении у властей разрешения на заход. Наше посольство тоже оказалось бессильным, о чём мы получили официальное уведомление с настоятельными рекомендациями отказаться от захода в любой иностранный порт. Можно было, конечно, зайти по форс-мажору, но как меня учили мои наставники, прежде чем зайти, подумай, как выходить будешь. И здесь друзья в Бразилии уберегли нас от такого решения. Мы просто пополнили бы те десятки тысяч россиян, которые сейчас томятся и ждут возвращения на Родину.

Поэтому сама судьба выстроила путь нашего возвращения, тем более, что Фонд президентских грантов пошёл нам навстречу и готов обсуждать дальнейшее продолжение проекта после нашего возвращения в Россию. Но сначала надо дойти до её экономической зоны в Балтийском море, спуститься с нашего спасителя «Академика Трёшникова», самостоятельно преодолеть все оставшиеся преграды домой (граница, таможня, карантин и т. д.) и уж потом строить новые планы…

 

...От берегов Бразилии «Академик Трёшников» с «Сибирью» на борту взял курс прямо на Европу. 29 марта он пересёк экватор – немного западнее от той точки, где мы его проходили 28 ноября 2019 года. 8-10 апреля «Академик Трёшников» прошёл западнее Бискайского залива, который «Сибирь» весьма непросто пересекала в обратном направлении 16-21 октября 2019 года. 10 апреля он был уже в 82 милях к западу от французского Бреста (который мы никогда не забудем). А 15-17 апреля судно уже обогнуло полуостров Ютландия...
Кстати, до того «Академик Трёшников» ненадолго остановился в Бременхафене (Германия), где команда судна и экипаж «Сибири» смогли впервые после Монтевидео посмотреть с борта на самый настоящий город. Естественно, никого туда не пустили...

Как и в Монтевидео нам так и не удалось наступить на землю, хотя здесь мы стояли у причала левым бортом, – уточнил в своём сообщении Щербаков. – Даже на этот борт, не говоря уже про причал, запрещено было выходить всем, кроме специальной команды, которая надевала маски, перчатки, и все при заходе с улицы проходили дезинфекцию. Последний раз на берегу мы были на Беллинсгаузене, 6 марта, вот и посчитайте, какая у нас самоизоляция. Теперь, как я понимаю, две недели в Питере просидим на карантине, а когда в Омск доберёмся, ещё на две недели сядем дома. Думаю не ранее середины мая выйдем на свободу. Или может я ошибаюсь? Был бы счастлив!..

 

Что особенно приятно, в Бременхафене экипаж «Сибири» смог с борта пообщаться с бывшим омичом Сергеем Фишером, который живёт в этом городе. Встреча была «дистанционной», но очень тёплой и радостной. Напомню, что мы с Сергеем простились в ноябре прошлого года после того, как он очень достойно прошёл на «Сибири» от Кашкайса (Португалия) до Канарских островов.
Ну и раз уж речь зашла о приятных событиях, то в этом переходе на чужом борту у экипажа «Сибири» их было несколько.
Во-первых, 13 марта отметили день рождения капитана Сергея Щербакова. Причём в праздновании фигурировал и солидный торт, испечённый коком «Академика Трёшникова»
19 марта экипаж яхты - и действующий, и бывший – дистанционно, но от всей души поздравил матроса Павла Капустина, прошедшего на «Сибири» от Ушуайи до Антарктиды, с рождением дочери.
А 15 апреля после выхода из Бременхафена ребята отметили день рождения старпома Владимира Заздравных. К слову, единственного человека, который не покидал «Сибирь» с самого её старта из Омска 7 июля 2019 года...
...Однако вернёмся в северные проливы Европы. 17 апреля «Академик Трёшников» уже миновал пролив Скагеррак, причём с впечатляющей скоростью в 14-15 узлов. Точка выгрузки «Сибири» была намечена примерно в 70 милях юго-западнее Лиепая (Латвия), и «Академик Трёшников» должен был быть там 18 апреля. Правда ситуацию осложнял идущий впереди циклон со скоростью ветра до 50 узлов, но он уходил на восток.

От точки выгрузки до Петровской косы (яхт-клуб в Питере, откуда мы уходили 3 сентября 2019 года) 450 миль, – уточнил Щербаков. – Столько же, сколько и пролив Дрейка. Пожелайте нам удачи, чтобы и этот рубеж мы преодолели…

 

Ну, в желающих удачи недостатка не было – её экипажу «Сибири» желали десятки людей от Аргентины до Омска...
Выгрузка «Сибири» с судна «Академик Трёшников» произошла рано утром 18 апреля точно в намеченной точке. Море к тому времени вело себя вполне пристойно. «Академик», который был экипажу «Сибири» добрым приютом на целых пять недель, вскоре скрылся за горизонтом.
Надо отметить, что к спуску яхты на воду готовились основательно, пытаясь предусмотреть все неожиданности. Но это, как вы сами понимаете, невозможно...

Ветер подскис, 13-15 узлов (вымпельный), был на порывах 25-27, и все в морду, – сообщил 20 апреля капитан. – Так что за двое суток после разгрузки прошли менее 200 миль. Волна короткая, крутая. Флюгарку на топе мачты заклинило, теперь <идём> без указателя направления ветра, ориентируемся по парусам и колдунчикам. Сегодня, как море успокоится, самого молодого на мачту пошлём ремонтировать. У него правда конкуренция: Николай изъявил желание…

 

Всё решили по-честному: «самый молодой» - Саша Пожидаев - вытянул «счастливую» спичку и полез на мачту. Оказалось, что флюгарка была вся в саже из трубы «Трёшникова», а на волне сажу натрясло в подшипник и указатель ветра остановился. Но Саша всё прочистил, флюгарка заработала, и «Сибирь» обрела полноценное «ветряное зрение»...
20 апреля яхта прошла мимо эстонского острова Саарема - родины Беллинсгаузена.

«Символично: только с «Беллинсгаузена» и опять Беллинсгаузен, – отметил в своей новой информации Сергей Щербаков. – Прогноз хороший, но ветерок с севера ледяной, прямо как в Антарктике, так что закрытый навес над рулевым очень спасает. Внутри без отопителя тоже никак (что-то отказывать начал). Вода <за бортом> 5 градусов… Вибрацию на валу до конца не устранили. Выработка вала большая – в Питере менять будем. Главное – добраться. На борту всё нормально».

 

21 апреля в восемь утр «Сибирь» прошла Таллиннский маяк. До Котлинской дамбы и российской таможни оставалось 144 мили.

Алексей Декельбаум,
член экипажа кругосветной парусной экспедиции
«Сибирь – Антарктика – Сибирь»

На Балтике яхта «Сибирь» покинула борт научно-экспедиционного судна «Академик Трёшников» и своим ходом двинулась к российской границе.

Напомним, что связь с яхтой «Сибирь» была утрачена в тот момент, когда она на научно-экспедиционном судне «Академик Трёшников» шла от уругвайской столицы Монтевидео к берегам экваториальной Бразилии (Форталеза). Планировалось идти оттуда своим ходом на Панамский канал, а за ним продолжить кругосветку в Тихом океане - вдоль западного побережья Центральной и Северной Америк и до «родного» Берингова пролива...
Также напомним, что ещё в проливе Дрейка у «Сибири» появилась тревожная вибрация по корпусу. На станции Беллинсгаузен осмотр яхты изнутри и из-под воды ничего не дал, а вытаскивать её на берег там было невозможно. Между тем, пролив Дрейка раскачали осенние шторма, и идти через него с непредсказуемым двигателем было, как минимум, глупо. Ожидание «оказии» заняло в общей сложности 21 день, но 9 марта «Сибирь» была эвакуирована на научно-экспедиционном судне «Академик Трёшников». Причём ближайшим портом его стоянки было Монтевидео.
Но когда «Академик Трёшников» дошёл до столицы Уругвая, все порты уже были закрыты из-за пандемии коронавируса. В итоге было принято единственно возможное решение: «Сибирь» на научно-экспедиционном судне продолжила путь до России.
Что примечательно, это стало известно не по сообщениям с яхты (связи для ребят там не было), а сугубо по отслеживанию её маршрута на нашем сайте с учётом текущей скорости. А скорость, заметим, была порядка 10 узлов, тогда как рабочий максимум «Сибири» - 7-8 узлов.
И только уже из Европы стали прилетать первые информации от капитана Сергея Щербакова.

Благодарен всем за поддержку, – писал он. – Я тоже считаю, что главную задачу мы выполнили, хотя и с большим трудом (это я теперь понимаю, какой ценой нам Дрейк дался). Много было сомнений, как продолжать экспедицию. «Трёшников» был нашим спасением… Огромная благодарность всем тем людям (перечислять не буду, скажу только, что их немало, и с каждым постараюсь встретиться после возвращения), которые приняли участие в решении наших проблем.

Поначалу хотели идти до первого порта на большой земле, чтобы там отремонтироваться и – вперёд. Потом решили, что Монтевидео тоже вариант, хоть и меняем маршрут, и Южную Америку проходим не по Тихому океану, а через Панаму. Но за счёт Карибского бассейна получалось даже больше стран, которые могли бы охватить нашим проектом. Тем более и Мар-дель-Плата рядом, где осталось много хороших друзей.

Но потом я посчитал расстояние до Панамского канала, и получилось, что от Монтевидео <до него> ещё дальше, чем от Ушуайи, и мы никак не успеваем на север в этом году. Поэтому пришлось активно поработать над продлением договора транспортировки «Сибири» на «Академике Трёшникове» до точки отрыва от Южной Америки…

Кстати, к тому времени была определена уже другая точка сброса яхты. По совету замечательного друга нашей экспедиции, пятикратного парусного кругосветчика и национального героя Бразилии Алейши Белова первоначально выбранная Форталеза была забракована, как порт с высоким уровнем... воровства. И был выбран порт Натал (5°47′42″ ю. ш. 35°12′32″ з. д.), Была даже намечена дата выгрузки - 26 марта 2020 года.
Однако, коронавирус тоже не стоял на месте...

К этому времени закрылись все порты на побережье Южной Америки, как и наша главная тема – общественная дипломатия, – продолжил Сергей Щербаков. – В этих условиях невозможно собираться и общаться с соотечественниками. Поэтому приняли решение переждать пандемию в Салвадоре, у Алейши Белова, который нас так хорошо принимал. Он заверил, что и сейчас разместит, но не сможет помочь в получении у властей разрешения на заход. Наше посольство тоже оказалось бессильным, о чём мы получили официальное уведомление с настоятельными рекомендациями отказаться от захода в любой иностранный порт. Можно было, конечно, зайти по форс-мажору, но как меня учили мои наставники, прежде чем зайти, подумай, как выходить будешь. И здесь друзья в Бразилии уберегли нас от такого решения. Мы просто пополнили бы те десятки тысяч россиян, которые сейчас томятся и ждут возвращения на Родину.

Поэтому сама судьба выстроила путь нашего возвращения, тем более, что Фонд президентских грантов пошёл нам навстречу и готов обсуждать дальнейшее продолжение проекта после нашего возвращения в Россию. Но сначала надо дойти до её экономической зоны в Балтийском море, спуститься с нашего спасителя «Академика Трёшникова», самостоятельно преодолеть все оставшиеся преграды домой (граница, таможня, карантин и т. д.) и уж потом строить новые планы…

 

...От берегов Бразилии «Академик Трёшников» с «Сибирью» на борту взял курс прямо на Европу. 29 марта он пересёк экватор – немного западнее от той точки, где мы его проходили 28 ноября 2019 года. 8-10 апреля «Академик Трёшников» прошёл западнее Бискайского залива, который «Сибирь» весьма непросто пересекала в обратном направлении 16-21 октября 2019 года. 10 апреля он был уже в 82 милях к западу от французского Бреста (который мы никогда не забудем). А 15-17 апреля судно уже обогнуло полуостров Ютландия...
Кстати, до того «Академик Трёшников» ненадолго остановился в Бременхафене (Германия), где команда судна и экипаж «Сибири» смогли впервые после Монтевидео посмотреть с борта на самый настоящий город. Естественно, никого туда не пустили...

Как и в Монтевидео нам так и не удалось наступить на землю, хотя здесь мы стояли у причала левым бортом, – уточнил в своём сообщении Щербаков. – Даже на этот борт, не говоря уже про причал, запрещено было выходить всем, кроме специальной команды, которая надевала маски, перчатки, и все при заходе с улицы проходили дезинфекцию. Последний раз на берегу мы были на Беллинсгаузене, 6 марта, вот и посчитайте, какая у нас самоизоляция. Теперь, как я понимаю, две недели в Питере просидим на карантине, а когда в Омск доберёмся, ещё на две недели сядем дома. Думаю не ранее середины мая выйдем на свободу. Или может я ошибаюсь? Был бы счастлив!..

 

Что особенно приятно, в Бременхафене экипаж «Сибири» смог с борта пообщаться с бывшим омичом Сергеем Фишером, который живёт в этом городе. Встреча была «дистанционной», но очень тёплой и радостной. Напомню, что мы с Сергеем простились в ноябре прошлого года после того, как он очень достойно прошёл на «Сибири» от Кашкайса (Португалия) до Канарских островов.
Ну и раз уж речь зашла о приятных событиях, то в этом переходе на чужом борту у экипажа «Сибири» их было несколько.
Во-первых, 13 марта отметили день рождения капитана Сергея Щербакова. Причём в праздновании фигурировал и солидный торт, испечённый коком «Академика Трёшникова»
19 марта экипаж яхты - и действующий, и бывший – дистанционно, но от всей души поздравил матроса Павла Капустина, прошедшего на «Сибири» от Ушуайи до Антарктиды, с рождением дочери.
А 15 апреля после выхода из Бременхафена ребята отметили день рождения старпома Владимира Заздравных. К слову, единственного человека, который не покидал «Сибирь» с самого её старта из Омска 7 июля 2019 года...
...Однако вернёмся в северные проливы Европы. 17 апреля «Академик Трёшников» уже миновал пролив Скагеррак, причём с впечатляющей скоростью в 14-15 узлов. Точка выгрузки «Сибири» была намечена примерно в 70 милях юго-западнее Лиепая (Латвия), и «Академик Трёшников» должен был быть там 18 апреля. Правда ситуацию осложнял идущий впереди циклон со скоростью ветра до 50 узлов, но он уходил на восток.

От точки выгрузки до Петровской косы (яхт-клуб в Питере, откуда мы уходили 3 сентября 2019 года) 450 миль, – уточнил Щербаков. – Столько же, сколько и пролив Дрейка. Пожелайте нам удачи, чтобы и этот рубеж мы преодолели…

 

Ну, в желающих удачи недостатка не было – её экипажу «Сибири» желали десятки людей от Аргентины до Омска...
Выгрузка «Сибири» с судна «Академик Трёшников» произошла рано утром 18 апреля точно в намеченной точке. Море к тому времени вело себя вполне пристойно. «Академик», который был экипажу «Сибири» добрым приютом на целых пять недель, вскоре скрылся за горизонтом.
Надо отметить, что к спуску яхты на воду готовились основательно, пытаясь предусмотреть все неожиданности. Но это, как вы сами понимаете, невозможно...

Ветер подскис, 13-15 узлов (вымпельный), был на порывах 25-27, и все в морду, – сообщил 20 апреля капитан. – Так что за двое суток после разгрузки прошли менее 200 миль. Волна короткая, крутая. Флюгарку на топе мачты заклинило, теперь <идём> без указателя направления ветра, ориентируемся по парусам и колдунчикам. Сегодня, как море успокоится, самого молодого на мачту пошлём ремонтировать. У него правда конкуренция: Николай изъявил желание…

 

Всё решили по-честному: «самый молодой» - Саша Пожидаев - вытянул «счастливую» спичку и полез на мачту. Оказалось, что флюгарка была вся в саже из трубы «Трёшникова», а на волне сажу натрясло в подшипник и указатель ветра остановился. Но Саша всё прочистил, флюгарка заработала, и «Сибирь» обрела полноценное «ветряное зрение»...
20 апреля яхта прошла мимо эстонского острова Саарема - родины Беллинсгаузена.

«Символично: только с «Беллинсгаузена» и опять Беллинсгаузен, – отметил в своей новой информации Сергей Щербаков. – Прогноз хороший, но ветерок с севера ледяной, прямо как в Антарктике, так что закрытый навес над рулевым очень спасает. Внутри без отопителя тоже никак (что-то отказывать начал). Вода <за бортом> 5 градусов… Вибрацию на валу до конца не устранили. Выработка вала большая – в Питере менять будем. Главное – добраться. На борту всё нормально».

 

21 апреля в восемь утр «Сибирь» прошла Таллиннский маяк. До Котлинской дамбы и российской таможни оставалось 144 мили.

Алексей Декельбаум,
член экипажа кругосветной парусной экспедиции
«Сибирь – Антарктика – Сибирь»

Меню

С радостью принимаем обратную связь

 

Заполнить анкету кандидата на участие в кругосветной парусной экспедиции «Сибирь – Антарктика – Сибирь»