Воспоминания о Диксоне

Статьи

Утром 14 августа «Сибирь» была в проливе Югорский Шар – между островом Вайгач и материком . А у нас случился прорыв информационной блокады: в интернет-эфире появился Серёжа Лебединский с рассказом о переходе Сабетта-Диксон.

«Живы и здоровы!
Исходя из недельного молчания, тишины в радиоэфире, вы, наверное, поняли, что кое-что приключилось. Так и есть. Во-первых, не было связи, мы шли по полной глуши, только волны и мы, а во-вторых… Впрочем, обо всём по порядку, дабы не нарушить хронологию…
… Два дня пути от Саббеты до Диксона. Последние полсуток шли против ветра.
Меняли галсы, лавировались, пытались не сбрасывать скорость. Волны сильные, били в корпус тараном. Но в итоге на Диксон пришли с опозданием всего на три часа.
Полдня и ночь провалялся на полу – морская болезнь не давала скучать. Оклемался, когда уже шла швартовка. Проснулся от крика начальника порта, который кричал что будет составлять протокол за незаконный вход в порт…»

 

Здесь мы прервём Сергея, чтобы представить ситуацию глазами и словами капитана «Сибири» Щербакова:

«На Диксоне связи вообще нет, работает только билайн и без интернета. Зато есть капитан порта, который вместо «здравствуйте» потребовал мой паспорт для составления протокола об административном правонарушении. Оказывается, единственный причал Диксона, к которому мы встали, с 24 июля закрыт из-за аварийного состояния (в 2015 году, в прошлое наше посещение, он тоже закрывался по этой же причине, но тогда нас просто попросили перейти к стенке под кран, что мы и сделали). В этот раз мы тоже ушли под кран, но капитан порта достал нас и там, причём привёз на уазике двух свидетелей – для фиксации моего отказа расписаться в протоколе. На мой вопрос, почему он не отвечал по рации, когда я целый час на подходе запрашивал разрешение на заход в порт Диксон и место стоянки, капитан порта ответил, что он один на Диксоне и не может дежурить круглосуточно. А ещё обрадованно сообщил, что штрафы за незаконную швартовку значительно выросли. Глава администрации посёлка на мой рассказ об этом только развёл руками…»

 

Продолжает Сергей Лебединский:

«На первый взгляд на Диксоне сплошная разруха и скукота, возможно так и есть, возможно такое мнение у всех трёхсот местных жителей. Но, сразу по выходу на берег нас предупредили, что тут по посёлку часто ходят медведи. Бродят между домами, заходят на лодочную станцию.
Вечером приплыли белухи, и, громко фыркая, начали выныривать рядом с яхтой. Большие белые спины появлялись из воды и вновь исчезали в глубину. Была даже семья – большая белая мама и два детёныша, они были ещё тёмного цвета.
Местные говорят, что белухи приплывают только в хорошую погоду, так что нам повезло.
Перед ужином пошёл половить что-нибудь для ухи назавтра – увы, не вышло. Зато приплыли морские котики, важно плавали туда обратно вдоль причала, внимательно смотрели на людей. Взгляд у них такой человеческий, наблюдательный, но с опаской…
Мыться ходили в местную дизельную станцию, вооружившись фальшфейером, на случай встречи с медведем. Мишку не встретили, а в душе помылись и даже постирали вещи.
Диксон самый северный поселок России… Что тут сказать, и здесь люди живут и не хотят уезжать. Вокруг Северный Ледовитый океан, медведи, белухи, нерпы, морские котики, рыбалка на любой вкус.
Жизнь…»

 

Добавим, что к своему рассказу Сергей приложил не только фото, но и видео из гавани Диксона, на котором зафиксирована «прогулка» белухи.

На пребывание «Сибири» в Диксоне 14 августа откликнулось сетевое издание «Таймырский Телеграф» . Сообщив, что «в Центральной библиотеке Диксона жители посёлка встретились с экипажем парусной яхты «Сибирь», издание затем поведало таймырцам о кругосветной экспедиции «Сибирь – Антарктика – Сибирь». Для читателей нашего сайта в этой информации нет ничего нового, но зато журналисты «ТТ» пополнили наш фотоархив весьма ценными фотографиями. Спасибо им за это и за внимание к нашей экспедиции!

Утром 14 августа «Сибирь» была в проливе Югорский Шар – между островом Вайгач и материком . А у нас случился прорыв информационной блокады: в интернет-эфире появился Серёжа Лебединский с рассказом о переходе Сабетта-Диксон.

«Живы и здоровы!
Исходя из недельного молчания, тишины в радиоэфире, вы, наверное, поняли, что кое-что приключилось. Так и есть. Во-первых, не было связи, мы шли по полной глуши, только волны и мы, а во-вторых… Впрочем, обо всём по порядку, дабы не нарушить хронологию…
… Два дня пути от Саббеты до Диксона. Последние полсуток шли против ветра.
Меняли галсы, лавировались, пытались не сбрасывать скорость. Волны сильные, били в корпус тараном. Но в итоге на Диксон пришли с опозданием всего на три часа.
Полдня и ночь провалялся на полу – морская болезнь не давала скучать. Оклемался, когда уже шла швартовка. Проснулся от крика начальника порта, который кричал что будет составлять протокол за незаконный вход в порт…»

 

Здесь мы прервём Сергея, чтобы представить ситуацию глазами и словами капитана «Сибири» Щербакова:

«На Диксоне связи вообще нет, работает только билайн и без интернета. Зато есть капитан порта, который вместо «здравствуйте» потребовал мой паспорт для составления протокола об административном правонарушении. Оказывается, единственный причал Диксона, к которому мы встали, с 24 июля закрыт из-за аварийного состояния (в 2015 году, в прошлое наше посещение, он тоже закрывался по этой же причине, но тогда нас просто попросили перейти к стенке под кран, что мы и сделали). В этот раз мы тоже ушли под кран, но капитан порта достал нас и там, причём привёз на уазике двух свидетелей – для фиксации моего отказа расписаться в протоколе. На мой вопрос, почему он не отвечал по рации, когда я целый час на подходе запрашивал разрешение на заход в порт Диксон и место стоянки, капитан порта ответил, что он один на Диксоне и не может дежурить круглосуточно. А ещё обрадованно сообщил, что штрафы за незаконную швартовку значительно выросли. Глава администрации посёлка на мой рассказ об этом только развёл руками…»

 

Продолжает Сергей Лебединский:

«На первый взгляд на Диксоне сплошная разруха и скукота, возможно так и есть, возможно такое мнение у всех трёхсот местных жителей. Но, сразу по выходу на берег нас предупредили, что тут по посёлку часто ходят медведи. Бродят между домами, заходят на лодочную станцию.
Вечером приплыли белухи, и, громко фыркая, начали выныривать рядом с яхтой. Большие белые спины появлялись из воды и вновь исчезали в глубину. Была даже семья – большая белая мама и два детёныша, они были ещё тёмного цвета.
Местные говорят, что белухи приплывают только в хорошую погоду, так что нам повезло.
Перед ужином пошёл половить что-нибудь для ухи назавтра – увы, не вышло. Зато приплыли морские котики, важно плавали туда обратно вдоль причала, внимательно смотрели на людей. Взгляд у них такой человеческий, наблюдательный, но с опаской…
Мыться ходили в местную дизельную станцию, вооружившись фальшфейером, на случай встречи с медведем. Мишку не встретили, а в душе помылись и даже постирали вещи.
Диксон самый северный поселок России… Что тут сказать, и здесь люди живут и не хотят уезжать. Вокруг Северный Ледовитый океан, медведи, белухи, нерпы, морские котики, рыбалка на любой вкус.
Жизнь…»

 

Добавим, что к своему рассказу Сергей приложил не только фото, но и видео из гавани Диксона, на котором зафиксирована «прогулка» белухи.

На пребывание «Сибири» в Диксоне 14 августа откликнулось сетевое издание «Таймырский Телеграф» . Сообщив, что «в Центральной библиотеке Диксона жители посёлка встретились с экипажем парусной яхты «Сибирь», издание затем поведало таймырцам о кругосветной экспедиции «Сибирь – Антарктика – Сибирь». Для читателей нашего сайта в этой информации нет ничего нового, но зато журналисты «ТТ» пополнили наш фотоархив весьма ценными фотографиями. Спасибо им за это и за внимание к нашей экспедиции!

Меню

С радостью принимаем обратную связь

 

Заполнить анкету кандидата на участие в кругосветной парусной экспедиции «Сибирь – Антарктика – Сибирь»